Версия для слабовидящих
Точное время: 20:34
Башҡортостан Республикаһы Ҡариҙел районы муниципаль районының ҮҘӘК КИТАПХАНАҺЫ муниципаль автономиялы учреждениеһы
Муниципальное автономное учреждение ЦЕНТРАЛЬНАЯ БИБЛИОТЕКА муниципального района Караидельский район Республики Башкортостан МАУ ЦБ МР Караидельский район РБ
Муниципальное автономное учреждение ЦЕНТРАЛЬНАЯ БИБЛИОТЕКА муниципального района Караидельский район Республики Башкортостан МАУ Центральная библиотека муниципального района Караидельский район Республики Башкортостан

#Военныйочерк #СВО

 

 

 

 

 

 

 

 

«Воспоминания. Хочу, чтобы вы знали, как мы жили…»

Трудно сегодня найти в России человека, который, даже не имея на фронте никого из близких и лично знакомых, не думал бы о том, каково там сегодня нашим бойцам. Мы, конечно, догадываемся, как далека наша комфортная в целом жизнь от условий в зоне проведения спецоперации.

В  распоряжении МАУ Центральной библиотеки МР Караидельский район оказались отрывки из дневника командира отделения «БАРС 7» (Боевой армейский резерв специальный)  Евгения Данилова, 2 рота, 3 взвод (позывной Пчела), который ведет дневник службы с первых дней мобилизации.

Данные очерки из дневника посвящены  солдату Бабушкину Сергею Александровичу (позывной Авача), который является племянником Любовь Ивановны Богомоловой, краеведа истории Караидельского района РБ. С разрешения Любови Ивановны мы публикуем  отрывки из воспоминаний о ее племяннике Сергее, который сейчас находится в зоне СВО.

Участники СВО – это  герои нашего времени, которые с честью и доблестью защищают свое Отечество, о каждом из них мы должны знать и помнить… Ради будущего нашей страны. Ради всех нас.

Текст публикуем без редакции, от автора…

Авача 1-4.

Авача, Бабушкин Сергей Александрович, 36 лет. Познакомились мы на стадии подготовки перед отправкой в зону СВО. Служили в одном отделении. У него отлично получается притягивать людей, наверное поэтому мы и сблизились. Прослужили вместе, так сказать “хлебали из одного котелка”.     21 апреля, на исходе первого дня на территории Украины в 22-05 при движении в колонне, была подорвана машина, бронированный Камаз со взводом из нашей роты. Мы ехали в четвёртой машине, рядом с нами что то разорвалось и слегка задело переднюю левую рессору, а следующая, пятая машина подорвалась. Мы спешились и заняли круговую оборону. По задней машине выстрелили, предположительно из гранатомёта, но не попали, хотя кого то ранили. Вскоре началась стрельба. Поняв, что нужно беречь боеприпасы, а нам за три часа до этого выдали по 112 патронов, даю команду: “прекратить огонь”, 2 раза. Рядом, метрах в семи слышу эту же команду от своего командира взвода Эльдара Буранбаева (Бурого). Всё стихает. Вдали падает фосфорная бомба (думаю, как хорошо, что не по нам). И тут слышу в трёх метрах от себя стон раненого. Это Турист, Николай Мишин. Подползаю. А та ночь была очень тёмная, на расстоянии вытянутой руки не видно силуэта. Лиц совсем не видно. Ну думаю, надо помогать, а опыта нет. И тут подползает Авача, он был санинструктором, без опыта. Сергей говорит, мол сейчас помогу, я предлагаю помощь, но где там, он уже ощупывать ногу Туриста (фонарями пользоваться нельзя, только на ощупь). Говорит, что не может найти раны, но ногу перетягивает жгутом. Я беру автомат раненого и мы ползком тащим его к машине, еле еле. Тут Серега говорит: “постой” и достаёт медицинскую ленту. Она в диаметре метра три, шириной с поясной ремень. Ловко продевает Туристу, через плечи и мы продолжаем тянуть пострадавшего. Дотащили, Авача говорит, что так нам его не поднять, нужны носилки. Кричу в темноту и вскоре из мрака материализуются носилки. Подымаем в машину. Но… Сергей говорит, что у нас ещё раненый, Председатель, подымаем уже другого на носилки и в машину. Затем ещё один (повреждение головы). Далее наши пути в ночи разошлись, но как оказалось мы не сговариваясь двинулись к подорванной машине и перенесли по несколько человек. После этого я понял, на Сергея можно положиться, не бросит и проникся к нему уважением. Утром мне предстала картина у подорванной машины… Как сейчас помню. Скажу определённо, нас здесь ждали.

Авача ч. 2

23 апреля нас отправили на задание, как позже узнал, это была разведка боем. На Урале доставили нас до блокпоста 29, удерживаемого бойцами союзной республики. Далее мы двинулись на территорию, удерживаемую врагом. Лишнее пропущу. При движении нас обстреляли из миномёта калибром 82 мм. Мы попадали на землю, это наш первый обстрел. И вот первый раненый- Афган- Иван Дан, сквозное осколочное в кисть. Авача тут как тут, уже помогает раненому. Следующий, Александр (Жора), ранение предплечья. Сергей перевязывает и его. Через некоторое время одна из мин падает в четырёх метрах от меня, а за мной, в двух метрах, взводный, Бурый (Эльдар Буранбаев). Один из осколков попадает ему в лицо, повредив левый глаз. Кричу санинструктора, а головы не поднять, обстрел продолжается. Подползает Сергей, оказывает помощь взводному. Далее беру его, Бурого, автомат и вместе тащим его в безопасное место. (Потом, через два дня, Сергей показал плечо, с засевшим осколком. Дважды, один раз при мне, обращался в больницы, но ему отказались вытащить осколок, сказали лучше дома. А дома ему выщили иглу от шрапнельной мины. Недалеко от нас разорвались две таких мины. Другим помогал, а сам носил осколок в себе). Остаток дня и ночь провели спокойно, хотя готовились к худшему. Утром двинулись дальше. А там опять обстрелы, сначала вроде танк, потом миномёт. Первый погибший из нашего отделения- Юра Панин. Но задание выполнено и зам. комбата по бою- Кошкин Константин (Эрвин), даёт приказ через командира роты, Андрея Пекташева (Дрона), на отход. Собираемся уходить, только Сергей не встаёт, он возле раненого, не может бросить. Опять обстрел, засыпают минами 82 и 120 мм. Мы отходим, вынося Юру. Тяжело, четверо несут, двое отдыхают, потом меняемся. Хочется пить, полтора дня почти без воды. Возвращаемся группами в пункт временной дислокации. Но… оказывается не все. Чуть позже возращается Сергей, он с группой выносил раненого. Но всё равно одного не хватает, кого же? Шансона- Алексея Коробейникова. Докладываю в штаб. Ночью возращается Алексей. Опять убеждаюсь в смелости Сергея Бабушкина.

 

Авача ч. 3

 

 

Как оказалось позже, Алексей Коробейников не был последним, вернувшимся с задания. Тогда ночью отстал Валентин Сварковский (Кузьмич), рядом с ним был Александр Паневин (Большой), который его не бросил. Им пришлось там, на позициях и заночевать, а уже утром, 25 апреля, вернуться. Затем, 26 апреля, произошли некоторые изменения и Сергей перестал быть санинструктором, но с мед. инструментами не расстался. Они всегда были при нём и это нам помогло. В начале мая, при освобождении одной деревни мы неоднократно проходили через пост бойцов союзной республики. Ребята отличные, запомнился только оператор БПЛА с позывным Мультик (Павел). Вот он и говорит нам, что у него в деревне сбили квадрокоптер, предположительно над позициями нашего отряда и показал на планшете. Посмотрели и стало ясно- в районе первой роты. Мультик очень просил найти, ценен был не коптер, а карта памяти, которую ну никак нельзя было оставить врагу. Заказ принят идём дальше. По истечении времени, когда задание было выполнено, Сергей и говорит мне, мол давай я доберусь до первой роты, поищу дрон. Порешили так, я остался на окраине деревни, а он с нашим товарищем, Сергеем Кругленко (Зверобоем), двинулись на позиции первой роты, которые находились особняком от деревни на расстоянии примерно 1-1,5 километров. Надеюсь читателю не стоит объяснять, что Серёжа справился и с этой просьбой Мультика. Квадрокоптер был в этот же день  доставлен хозяину, разбитый, но с картой памяти. Мультик был счастлив, а Серёга? Серёга поправил вещмешок, сказал: “пожалуйста” и двинулся дальше. 7 мая пробираясь по деревне, ещё полностью не отбитой у врага, мы влетели во двор дома, где был пост Андрея Альберта (Помора), Камиля (К1), Семёна Апалькова (Графа), Тобыша и других. Двор простреливался укронацистами и мы укрылись на заднем дворе. Прозвучала очередь из автомата по нам и наш товарищ из отделения, дагестанец Гасанов Руслан Хабибович (Каспий) получил сквозное ранение в локоть. Пуля раздробила локтевую кость. Каспий держался мужественно, хотя и покрылся испариной и побледнел. Мы подхватили его и внесли в летнюю кухню. Я протер ему лоб влажной тряпкой, а Серёга уже на коленях оказывал помощь- отрезал рукав, обработал рану и перевязал. Далее то ли Помор, то ли К1  по телефону связались с нашими “соседями”   бойцами “Ахмат”. Те подлетели на “шестерке” с позывным Ташкент. Мы бегом загрузили раненого, а это происходило на простреливаемом дворе, и ахматовцы по всем ухабам поспешили на эвакуацию пострадавшего. Через несколько дней, когда поредели наши ряды (выбыл Каспий и заболел Николай (Морячок) нам временно дали двух бойцов- Чука и не помню позывного, а только фамилию- Попандополу. И вот мы опять вбегаем в этот двор и на задворки и опять очередь из автомата. Одна из пуль рикошетом попадает ему (Попандополу) в бронежилет. Он подскакивает, пытается передернуть автомат, но не может, автомат заклинило. Все напряжены, пальцы впились в оружие, только Сергей спокоен и просит посмотреть автомат. Разбирает и через пару минут показывает причину отказа оружия. У автомата есть газоотводная трубка по которой ходит поршень. А в этой трубке по окружности есть ряд маленьких отверстий для отвода газов. Оказывается пуля рикошетом ударила в край отверстия этой трубки еле еле деформировав его (отверстие) и поршень, находящийся внутри неё, не мог двигаться. Причина найдена за каких то две-три минуты, хотя  видимых повреждений не заметно. В экстремальных условиях. Заменили автомат на другой и продолжили задание. В другой раз, продвигаясь по деревне О., в районе третьей роты, не сразу добрались до нужного дома, шла перестрелка, бил снайпер, над нами пролетали гранаты от РПГ. Ну вот мы на месте. Слышим в щель между забором и домом пытаются пропихнуть раненого. Подбегаем с Серегой, пытаемся принять с другой стороны, не получается- щель мала. Принимаем решение протащить через ворота в 4 метрах, но опасно- обстрел. Благополучно вносим во двор импровизированные носилки- лестницу из жердей, а на ней раненый. Пятка повреждена, перевязана, кровь сочится. Руку тоже зацепило. К нам подбегают товарищи и уже где вчетвером, где вшестером задними дворами несём пострадавшего. Тяжело, узкие проходы, торопимся. Один раз уронили край носилок, но раненый держится с достоинством.

Авача ч. 4

Бежим через простреливаемую дорогу, ныряем в балку. Подыматься тяжело, крутой подъем, пострадавший- крепкий мужчина. На нас амуниция, оружие (моё постоянно носимое снаряжение составляло 23 кг, недавно я оставил БК, а это ещё 13 кг), весь день на ногах (за день мы со своим отделением, где был и Сергей проходили по 24-26 км). Но вот поднялись, бегом через дорогу и во двор, передышка и через 40 метров тот самый двор, описанный выше. Опять Ахмат, опять “шестерка” Ташкент и эвакуация раненого.  Сергей дослужил до конца контракта и убыл домой. Честно отслужил. Очень жаль, что остался не отмечен наградой.   P. S. Сергей вернулся домой, немного отдохнул и попал под частичную мобилизацию. После подготовки попал в соседнюю республику, изменил позывной на Авач и в конце апреля 2023 года пропал без вести…